Статьи

01 апреля 2015

Об истоках агрессии

Помните фильм Ролана Быкова «Чучело» о девочке Лене Бессольцевой, ставшей изгоем в своем шестом классе? Фильм стал резонансным, был удостоен Госпремии СССР. В нем не звучат слова «моббинг» и «буллинг», хотя именно «Чучело» сразу приходит на память, когда разъясняется смысл этих иностранных слов, вползающих в нашу действительность.

На русский язык их можно перевести так: травля, бойкотирование, психологическое давление в коллективе с целью вытеснения неугодного. Речь в нашем контексте идет о детском коллективе - школьном.

Пути решения проблем моббинга и буллинга в детских учреждениях искали члены Общественного экспертного совета при уполномоченном по правам ребенка в Белго­родской области на своем недавнем заседании. (Не очень хочется использовать эти иностранные обозначения, поэтому обойдемся понятным словом «травля»).

Хотя травля - это мягко ска­зано. Современные школьники не просто бойкотируют, изде­ваются над неугодными свер­стниками - причем изгоем может стать любой одноклас­сник, который чем-то не похож на остальных: разрезом глаз, состоянием здоровья, мате­риальным положением роди­телей. Таких избивают, снима­ют это жуткое видео на мо­бильный телефон и выклады­вают в Интернет. Это дети тех самых выросших школьников, о которых рассказывает фильм тридцатилетней давности «Чу­чело».

Уполномоченный по правам ребенка в Белгородской облас­ти Г. А. Пятых, начиная разго­вор, сказала, что травля в детских коллективах региона, слава богу, не носит массовый характер. Но и те несколько обращений от родителей, с которыми пришлось столк­нуться, заметила Галина Ана­тольевна, уже повод для серьезного разговора о дет­ской агрессии.

«Дети злы», - сказал кто-то из участников заседания. А вот почему они злы - поминались недобрым словом Интернет, телевидение, агрессивные мультфильмы и игрушки. Одна­ко Г. А. Пятых убеждена, что характер ребенка и форма его поведения закладываются пре­жде всего в семье.

О том, что с институтом семьи в нашей стране не все в порядке, говорится по мень­шей мере лет двадцать. И детская агрессия - еще один тревожный звонок в этом раз­говоре.

Исполнительный директор Ассоциации альтернативных форм дошкольного образова­ния И. А. Борисова напомни­ла, что отклонения в психоло­гическом и эмоциональном развитии современных детей зачастую кроются в невроло­гических проблемах. И сбра­сывать со счетов состояние здоровья детей нельзя, к раз­говору надо привлекать вра­чей. О моббинге в детских садах пока речь не идет. Но агрессии - как в детской, так и в родительской среде - до­статочно.

Необходимо создать алго­ритм взаимодействия педаго­гов, родителей, психологов при установлении факта трав­ли в детских учреждениях - с этим мнением заместителя директора Белгородского регионального центра психо­лого-медико-социального со­провождения Н. И. Скляренко согласились все члены Обще­ственного экспертного совета. Хотя зачастую о проявлении агрессии детей умалчивают и педагоги, и родители. К специ­алистам за помощью обраща­ются лишь тогда, когда ситуа­ция накалена до предела и скрыть ее уже нельзя. Наталья Ивановна рассказала, что в минувшем году в их центр об­ратились три семьи. В одном случае ребенка травили в шко­ле за принадлежность к другой национальности; в другом - из-за проблем со здоровьем одного из родителей; в тре­тьем случае психологическое давление на ребенка оказыва­ла педагог(!). Результат в общем-то один: подвергшиеся травле дети были переведены в другие школы. Однако есть ли в этих историях победите­ли? Еще один вопрос, достой­ный серьезного обсуждения.

В апреле проблему травли в школьных коллективах будет обсуждать детский Обществен­ный совет при уполномоченном по правам ребенка. Конструк­тивные предложения ребят бу­дут обязательно учтены при разработке того самого алго­ритма взаимодействия.

Точку в разговоре ставить очень рано; можно сказать, он только начался. А в качестве многоточия приведу разговор отца с сыном-дошкольником, невольной свидетельницей ко­торого я стала недавно:

-  Папа, меня в садике Егор обижал.

-  Надо было его стукнуть хорошенько кулаком в нос.

-  Я стукнул.

-  А у него кровь из носа по­шла?

-  Нет.

-  Плохо. Надо бить так, что­бы кровь пошла, тогда он к те­бе точно лезть не будет.

Н. ВОЛОДИНА.