11 января 2013

Советник губернатора Белгородской области - уполномоченный по правам ребёнка Галина ПЯТЫХ: Западные ювенальные технологии нам не подходят

Скандалы с россиянами и их детьми за рубежом стали уже делом постоянным и пугающим. Очередной скандал в Финляндии, когда у русских граждан финские власти отняли четверых детей из-за того, что папа шлёпнул ребёнка по попе, опять поднял вопрос о ювенальной юстиции и том, нужна ли она России. Против сложившейся на Западе системы выступили многие представители Русской Православной Церкви. Общественные деятели в открытую называют сложившуюся в западных странах тенденцию по изъятию детей из семей - самым настоящим злом. О том, что же такое ювенальная юстиция, какова её роль и нужна ли она нам, - мы решили поговорить с советником губернатора Белгородской области - уполномоченным по правам ребёнка Белгородской области Галиной Пятых.

- Галина Анатольевна, что же такое «ювенальная юстиция» и нужна ли она здесь, в Белгородской области?
- Я хочу сразу пояснить это понятие «ювенальная юстиция», которое имеет узкое и широкое значение. В узком смысле - это специализированная ветвь судебной системы, новая судебно-правовая система защиты прав несовершеннолетних, которая осуществляет правосудие по делам о преступлениях и правонарушениях, совершённых несовершеннолетними. Безусловно, психологически судье очень трудно переключиться с дела о взрослом рецидивисте или убийце на преступное деяние несовершеннолетнего и правильно оценить это нарушение закона. Дать шанс на исправление. Поэтому, когда судья занимается только ребёнком, несовершеннолетним, он знает его психологию. Отсюда совершенно другое качество ведения суда. А в широком смысле - то, что идёт с Запада - ювенальные технологии.

- Тогда переформулирую вопрос: нужны ли нам западные ювенальные технологии?
- Однозначно - нет! Потому что наши семейные исконные ценности не подходят под эти технологии. У нас другой менталитет, потому и к семье надо подходить несколько по-другому. При этом не нужно забывать, что православие проповедует превалирование мнения отца семейства, подразумевая, что дети подчиняются старшим и уважают их. И если родители ответственно подойдут к воспитанию ребёнка в определённый момент - наоборот это приветствуется. Эти законы семейной иерархии, я уверена, не должны прерываться ни в коем случае. Я, как мама, воспитываю своих детей в строгости, потому что именно с детства нужно привить им определённые ценности и моральные устои. Если я не сделаю этого в нужный момент, потом может быть просто поздно. Это не жёсткость или жестокость. Это именно строгость, направленная как раз-таки на будущее благополучие детей и правильное понимание ими моральных ценностей.

Вся сложность в западных ювенальных технологиях состоит в том, что часто западные специалисты делают выводы, основываясь только на показаниях ребёнка. А психология детей особенная. И ребёнок не всегда может правильно понять ценности, которые ему прививают родители. Так же, как может не понять, что хорошо, а что плохо.

- Строгость подразумевает и наказание?
- Естественно. За хорошие дела ребёнка нужно в обязательном порядке поощрять. За плохие поступки должно быть наказание. Но ни в коем случае наказание не должно быть физическим! Нельзя избивать ребёнка. Сажать на цепь или в чулан. Но можно наказать по-другому, чтобы ребёнок понял, что поступил плохо. Иначе, если у ребёнка не будет понятия «хорошо-плохо», нормальным человеком он вряд ли вырастет. Если брать государство, то оно также за хорошие поступки поощряет, а за плохие наказывает. Так почему мы должны отказывать в этой функции семье?

И западные технологии дадут сбой не только в этом. Недавно была у меня бабушка. Она лечит своего внука в одной из зарубежных стран. И рассказывает такую вещь: «Если я ребёнку в школу не положу бутерброд с колбасой, то ко мне завтра же придут органы опеки и будут говорить о том, что я неправильно воспитываю ребёнка и неправильно выполняю законы опеки и попечительства!» Я этот опыт сразу попыталась перевести на Россию. У нас в некоторых семьях, например, нет возможности каждый день ребёнку бутерброд с колбасой положить. Однако есть много мер социальной поддержки. Все дети в школах получают бесплатные завтраки по программе «Школьное молоко», а дети из многодетных семей - бесплатные обеды. Опять же, возможно, ребёнок пришёл без бутерброда только потому, что дома съел вкусный плотный завтрак, а в школе обязательно будет обедать за приемлемую цену.

- Так, может быть, если на Западе пошли по пути прямого вмешательства в семью, то она, как общественный институт, своё уже отжила?
- Ну, вы знаете, ещё полвека назад в своих романах братья Стругацкие предлагали фактически «отменить родителей», делегировав воспитание детей профессионалам - учителям. В описанном ими идиллическом мире семейная атмосфера считалась чем-то устаревшим и сильно уступающим плодотворному духу интернатов. Тогда это была фантастика. Однако я считаю, что реальной альтернативы семье нет. Казённые дома, особенно в нашей Белгородской области, всё же можно назвать достойной заменой семье, но никак не достойной альтернативой. Отдельная семья может быть плохой. Даже институт семьи может переживать кризис, но это не повод сровнять его с землёй, ведь на этом месте просто нечего будет строить.

- На Западе для лишения родительских прав хватает заключения всего одной службы. А у нас для лишения прав должны высказаться несколько ведомств. Что, на ваш взгляд, правильнее?
- Конечно, лишать родительских прав ни в коем случае нельзя только на основании решения одного ведомства. Это должно быть коллегиальное решение органов опеки, правоохранительных органов и работников других служб, работающих с семьями. И то суд может наложить вето на их решение, если посчитает доводы этих служб неубедительными. И это абсолютно верно. В главе «Права несовершеннолетних детей» Семейного кодекса первая же статья называется «Право ребёнка жить и воспитываться в семье». Ни один разумный человек против этого возразить не может, потому что это естественно. Это исходная точка. И только если семья действительно такая, что оттуда надо собаку забирать, а не то, что ребёнка, - забирайте. По нашему нынешнему, уже существующему, законодательству полномочий у государственных органов для этого уже предостаточно.

Так, например, принятый 25 сентября 2012 в первом чтении законопроект направлен на восстановление на федеральном уровне института социального патроната, существовавшего до 2008 года (до принятия Федерального закона «Об опеке и попечительстве») в ряде регионов страны. Институт социального патроната, по замыслу авторов законопроекта, должен стать правовой основой для своевременного выявления семей с детьми, находящихся в социально опасном положении, и последующего проведения с такими семьями индивидуальной профилактической работы органом опеки и попечительства, при необходимости с участием образовательных, медицинских организаций. Проект Закона о социальном патронате несёт в себе как социально значимые положительные начинания, которые должны быть реализованы, так и весьма спорные положения.

- И какие положения, на ваш взгляд, являются спорными?
- В первую очередь крайне непродуманные формулировки, предоставляющие возможность государственного вмешательства в семью на основании субъективных оценок органов опеки и попечительства по первому обращению, в том числе от самих детей в возрасте старше 10 лет. В законопроекте используются неопределённые, допускающие неоднозначное толкование термины: «семья, находящаяся в социально опасном состоянии», «несовершеннолетний, находящийся в социально опасном положении», «нормальное воспитание и развитие», «отрицательное влияние на поведение» несовершеннолетнего, «достаточные» основания для ограничения или лишения родителей (одного из них) родительских прав. Закон должен быть гуманным, понятным, справедливым и чётким, чтобы максимально защитить семьи с детьми от малейшего произвола. В законе необходимо предусмотреть максимально детализированный механизм (буквально алгоритм) всех действий людей, осуществляющих вмешательство в семью, дабы избежать необоснованного или чрезмерного вторжения в частную жизнь семьи, которая защищена Конституцией России.

- Но если вмешательство действительно нужно, и ребёнок в семье под угрозой?
- При наличии объективных оснований для такого вмешательства - закрепить в законодательстве обязательный порядок осуществления видео-, фотосъёмки при обследовании семьи и строго регламентированную процедуру проведения такого обследования. А сегодняшняя редакция Закона может лишь усугубить нелёгкую ситуацию с российскими семьями, испытывающими проблемы материального, социального и просто человеческого плана и нуждающимися не в деструктивном вмешательстве, а в конструктивной помощи и действенной поддержке государства.

Чтобы не допустить таких перегибов, конечно, необходимо следовать основным требованиям региональной политики в области защиты семьи, детства и материнства при участии в этом процессе всех административных структур, общественных и молодёжных организаций, родителей, а также представителей духовенства.

Я считаю, что хорошо зарекомендовавшие себя в нашей области меры социальной поддержки и реабилитации так называемой неблагополучной семьи должны быть использованы и распространены на всю Россию. Здесь нет смысла убеждать тех, кто сам прочувствовал, что государственные органы могут не только наказывать, отбирать и запрещать, а становиться помощником, другом и партнёром в важнейшем деле - возвращения неблагополучных или попавших в трудную жизненную ситуацию семей с детьми к нормальной жизни, восстановлению в них здорового нравственно-психологического климата, исправлению кризисного материального положения.

- Хочется вернуться к ювенальным технологиям. Очень часто в западных странах основанием для лишения родителей их прав становится... заявление ребёнка. Ваш совет, не только как уполномоченного по правам ребёнка, но и как мамы - что надо делать, чтобы ребёнок не пошёл жаловаться на родителей?
- С ребёнком нужно разговаривать. Если с ребёнком общаться, понимать его, стать на одну позицию с ним, вникать в его проблемы и всячески показывать, что он небезразличен, тогда ребёнку не захочется уходить. Он почувствует родительскую любовь и заботу. Я, например, в своей семье действую так. И если десятилетняя младшая дочь говорит: «Вы меня не понимаете!», мы с мужем сразу же садимся и начинаем разговаривать с ней, стараясь понять её проблемы.

Сейчас родители стремятся заработать денег, чтобы одеть ребёнка, накормить, дать ценности материальные, и считают, что этого достаточно. На самом деле это малая толика того, что нужно ребёнку. А ему, прежде всего, нужно понимание.

- Сегодня в Белгородской области более тысячи родителей состоят на учёте как неблагополучные. Как вы думаете, что нужно сделать, чтобы исправить ситуацию и можно ли её исправить в принципе?
- Можно! Я считаю, что воспитывать будущих родителей нужно с детского сада. В этом году, кстати, мы провели с департаментом образования замечательный конкурс уроков семьи и семейных ценностей. И начался конкурс с детского сада. Уже маленький ребёнок должен понимать, что семья - это самое главное в жизни человека. И если ребёнок ещё в детском саду поймёт, что семья - это то, к чему надо стремиться каждому человеку, то он также поймёт, что это взаимоуважение, взаимовыручка, ответственность и забота. Причём забота не только взрослых о детях, но и детей о своих родителях. И семейное воспитание не должно прекращаться в школе. Старшим детям нужно говорить о том, как нужно вести себя в семье. Как заботиться мальчику, например, о своих будущих жене и детях. И когда эти ценности будут установлены ещё в детском возрасте, взрослые будут понимать, что такое семья. Но, прежде всего, конечно, нужно помнить о том, что именно мы, взрослые, ответственны за своих детей.

Беседовал
Алексей СТОПИЧЕВ

Источник: Белгородские известия